Для координации будущих  встреч,
для отправки Вам новостей фак-та
оставьте реквизиты в ФПМ-архиве.
Эти данные не будут разглашаться.
ФПМ - надёжный оберегатель тайн
Ну подумаешь, продадим цыганам.

 

 
   Перейти в ФПМ-архив



Гостевая диалоговая книга

Киевские гастроли ТМ ФПМ  ENGLISH  RUSSIAN


 
КИЕВСКИЕ ГАСТРОЛИ ТМ ФПМ

-----Исходное сообщение-----
От: Sergii BOBRIAKOV
Отправлено: Пт, 03.04.2015 21:08
Кому: Malugin Vladimir I.
Тема: Вечер выпускников ФПМ - 3 Апреля

Привет, Володя!

Я опубликовал это на стене Воксона.
Каждый год к 1 апреля планировал это сделать, но эти годы, сам знаешь, так и
мелькают. В общем, может быть еще почитаю это свежим взглядом.
Но главное на сегодня, чтобы эта ложка была к обеду.

Сергей Бобряков
КИЕВСКИЕ ГАСТРОЛИ ТМ ФПМ

Часть 1. Маленькая предыстория

Меня давно просили написать эти воспоминания. И я несколько раз честно брался. Но упирался только в одно. Для того, чтобы все совпало, и можно было начать излагать про то самое первое триумфальное выступление в 1976-м году, мне необходимо было написать о себе ну хотя бы маленькую предысторию. И я обламывался. Постараюсь не открывать много скобок. Я заканчивал школу в Виннице. Позже я узнал некоторые подробности. В Виннице располагались штабы двух стратегических армий - дальней авиации и РВСН. Там же строились дома для отставных военных. Половина моих одноклассников приехала после Байконура и Плесецка. Ну и плюс еврейский слой, о котором я прочитал уже у Дины Рубиной, и очень пожалел, что в свое время не порасспрашивал родителей моих знакомых про их молодые годы. Когда уже в студенческие годы я начал изучать испанский и похвастался этим фактом матери параллельноклассника, она мне ответила на таком испанском, которого у меня нет наверное до сих пор. Оказалось, что она училась вместе с испанскими детьми, которых привезли из Испании после гражданской войны. Ну и таких людей было очень много. Уровень образованности населения был очень высоким. В той школе я был комсоргом. А в том городе я был председателем городского комсомольского штаба. На городские вечера, которые проходили во дворце пионеров, стреляли лишние пригласительные. А мы были как-то рядом со всей этой кухней. За все это не было стыдно и тогда, а сейчас тем более. После окончания школ народ перекочевывал в студенческие городки Киева, Москвы и Ленинграда, ну и по военным училищам по всей стране.

Часть 2. Дни кибернетиков в КГУ

Я перекочевал в Киев на кибернетику. Вопреки ожиданиям моих одноклассников, которые рисовали меня в стенгазетах не иначе как в кабинетах с телефонами, в университете я ушел в отказ и подстригся в первый раз только на военке на втором курсе. В тот год в Чили случился переворот, и было модно клеймить хунту позором. Я был клеймящим от первого курса, после чего ко мне подходил народ и спрашивал - действительно ли у меня не было написанного текста. Это определило дальнейший ход: комсомольское бюро факультета и информация обо всем, что на этом факультете творилось. А к маю подоспел день факультета, и получилось, что больше некому. Подобралась группа товарищей, и мы начали творить. Подсмотрев репетиции старшекурсников, я сделал наше выступление в том же стиле. А стиль был в подготовке новостей в стиле программы "Время". В общем, достаточно безобидно. "Сегодня на факультет прибыл декан факультета тратата. У входа в университет его встречали зам декана и т.д." Все это мы смотрели каждый день, когда еще не шамкающего Леонида Ильича встречали уже шамкающие и не очень члены политбюро. Поскольку петь и играть на инструментах у нас могли единицы, а придумать ничего певческого мы были не в состоянии, то это и определило наш стиль на годы вперед. Подтрунивание над официальной пропагандой. Не высмеивание, боже упаси. Но и это воспринималось чуть ли не как критика государственного строя. На втором курсе мне поручили или я вызвался, не помню уже, сделать вечер солидарности с Чили. Это отдельная история, я ее изложу кратко. Вечер удался. Полный зал красного корпуса. Немцы, учившиеся с нами, позже признались, что в первый раз участвовали в вечере, в котором не было президиума и графина с водой на столе. Какие-то латиносы, пение которых я услышал где-то на улице. Фотовыставка Агентства печати новости, которая висела на Крещатике. Зашел с улицы, спросил. Мужик - не знаю кто, может он и главным был - взял со шкафа пакет с фотографиями и сказал : бери. Ни охраны, ни фига. Под честное слово. Сам поехал в кинопрокат. А вот у вас был фильм. Взяли - привезли. Киномеханики ничего не поняли. Поговорил с киномеханиками - вот эти кадры, когда я махну рукой. Ну, как-то так. Ах да, смелый маркетинговый ход: я ходил по нашим аудиториям, приглашал на вечер. И говорил, что никаких списков участников никуда подавать не надо (обычно явка обеспечивалась подачей списков в комсомольское бюро, а тех, кто не ходил, как-то ущемляли в правах). Многие потом сказали, что именно поэтому они и пришли. На следующий день я не могу сказать, что я пришел знаменитым. Но в клубе университета мне сказали, что я нарушил все правила, которые только можно придумать. Сценарий никто не смотрел. Фильм после демонстрации кто-то то ли украл, то ли еще что-то. Ну, в общем пропал. Но все прошло нормально, поэтому никто шум поднимать не стал. Но апофеоз был от комсорга университета. Он обвинил меня в левачестве, что я неправильно расставил акценты. И вообще, за мной теперь глаз да глаз. Через год он, правда, попросил меня сделать что-то подобное на день студентов. Приезжали побратимы из-за рубежа, в том числе из капиталистического Тампере. Надо было показать, что мы тоже не пальцем деланные. Но это было через год.

Часть 3. Первое знакомство с ТМ ФПМ в Минске

А через полгода был очередной день факультета. По-моему в этот год мы провели парад во дворе красного корпуса. Вопрос был простой: что чувствуют люди на мавзолее, когда видят свои портреты в руках демонстрантов. Сказано, сделано: на параде несли портреты декана, замдеканов. Так и не спросил потом, что они чувствовали. Хихикали все и улыбались. А в программе "Время" в прогнозе погоды было что-то типа: на историческом, философском факультете ясно, химический сплошные осадки, над кибернетикой безоблачное небо. К тому времени я уже отпросился из комсомольских боссов и ушел во фриланс: я проводил день факультета во втором семестре и что-то общественно-политическое в первом. И это всех устраивало. Вот это все я излагаю здесь для того, чтобы было понятно, каким ветром меня в тот год занесло в Минск. В те времена на праздники факультетов было принято приглашать гостей. На ваше приглашение на 1 апреля отправили меня. Я смотрел ваше представление, имея перед глазами наш день факультета (5 мая) и мысли о том, что нам придется делать в самом ближайшем будущем. После вашего выступления в Минске я подошел к вам и спросил, поедете ли вы в Киев, если вас пригласят. Ответ был положительный, но, наверное, в тот момент никто не верил в то, что из этого что-то получится. В Киеве от меня требовалось только подготовить письмо от нашего декана к вашему. Мне доверяли, если я сказал, что это надо, значит это надо. Письмо ушло без лишних вопросов. Вся логистика была на вас: командировки, суточные, билеты. На нас было поселение в общаге и показ места выступления. В программе праздника ваше выступление было завершающим, а перед этим была наша программа "Время". У вас было время на погулять по городу и на то, чтобы словить простуду в традиционное первомайское похолодание. А мы как обычно дописывали сценарий на колене. Этот факт, по-моему, поразил вас больше всего. Вы работали в условиях цензуры. И ваши тексты читали, просматривали на свет, выдерживали, прежде чем дать разрешение. А мы писали все, что взбредет в голову. Курсе на четвертом, когда я закрывал зал, в смысле возвращал его в исходное состояние, я наткнулся на наше партбюро, которое сидело в пустом зале рядом со случайно забредшим на это представление членом парткома университета. Наши убеждали деда не поднимать шум, говорили, что никакие мы не антисоветчики. Ну и как-то сходило все это с рук. И это было в те же самые времена, когда на историческом факультете исключали из университета за прослушивание Голоса Америки. Почему у нас было не так - не знаю до сих пор. И вот мы подходим к кульминации. Наши праздники пользовались спросом. Нас растаскивали на цитаты. Новость, которая выстрелила в этот год, вернулась комне через несколько лет политическим анекдотом. "Издательство "Вища школа" выпустила в свет сборник задач 25 съезда с решениями". Там было еще что-то, всего не упомнишь. Ну, игра слов, ничего личного. И, тем не менее, у меня создалось впечатление, что это было наше алаверды: вы поразили меня в Минске, мы поразили вас в Киеве. Изюминка того момента была еще в том, что я был единственным, кто представлял себе, что начнется после нашей программы Время. Это был год кубка кубков Динамо Киев. И на бытовом уровне было мнение типа: да что там ваше Динамо Минск. Чем там эти минчане могут нас удивить. Закулисная возня. Я кручу ручку, раздвигающую эти кулисы. Из меня всегда был хреновый манагер. Все делал сам. И вот - начинается…

Часть 4. Выступления ТМ ФПМ в Киеве

Вы начали с вашего знаменитого номера: на рояле в 8 рук. Кто-то начинает на басах, потом дальше, дальше. Потом джазовые сопли на верхней октаве. А потом в обратном порядке все отходят. Блестяще. Этого момента я ждал с самого Минска. Я ждал этого ледокола. Вас приняли сразу и всех. Просто взрыв восторга. А потом с раскрытыми ртами до конца представления. Потом вы делали со зрителями все, что хотели. Они были ваши со всеми потрохами. И я тоже был с вами со всей это энергетикой. Как Бурляев в Андрее Рублеве. Когда я все это затеял, я не знал, что колокол зазвучит. Зазвучал.

Воксон со своими 39-ю градусами температуры тела смахивал пот и кивал мне: открывай. И опять ехали кулисы с вашей “Иронией судьбы или с новой парой”. А сейчас к нам зайдет лучший студент Ипполит и я спросил у Гаусса, где моя стипендия. А если не скажу, а если не скажу, то распрощаемся. За то, что мой предмет, не зная сами, так любите. Это те цитаты, которые приходят в голову. Вы их знаете, конечно, лучше чем я. Потом было завершение выступления, я признался про ваши простуды, и вся общага всю ночь таскала вам варенье. И вы уже были своими и любимыми.

Через год вас уже ждали. Через год я вел пресс-конференцию с вами в красном корпусе. Не помню ничего, помню, что знакомые хвалили меня как ведущего. И мне это не было неприятно. А у меня тогда оставалось полтора месяца до диплома и до повестки в армию. Потом я умудрился отпроситься к вам на несколько дней даже из армии. Все-таки офицером служить было проще в каком-то смысле. А потом я оказался в Минске в командировке в 1983-м. И совпало - опять на 1 апреля. Потом семья, дети. Перемерзший Галкин, доехавший до Киева в замерзшем вагоне, когда все уже начало валиться, и добравшийся на ночлег в тещин дом. А потом все затерялись и нашлись уже в эпоху социальных сетей. Понятно, что в эпоху КВН, вы были бы уральскими пельменями или выше. Но точно не ниже. А так вы были знаменитыми в узком кругу, к которому имею счастье принадлежать до сих пор.

С днем рождения!

-------------------------------------------------------------------------------------

КИЕВСКИЕ ГАСТРОЛИ ТМ ФПМИ

В. Малюгин.

Привет, Сережа!

Спасибо за эмоции, которые я опять пережил, читая твои воспоминания.
ТМ ФПМ отмечает 1 Апреля этого года свое 40-летие. Отмечает скромно.
И те, кто был в театре, на сцене, и те, кто был с театром в зале тихо греются теплом своих воспоминаний. 3 апреля перед исполнением песни “А на широкую печать” (первой песни в репертуаре театра) на сцене концертного зала “Минск”, мы лишь объявили собравшимся выпускникам и гостям об этом факте.
Аплодисменты нам ответили:
- Помним! В мае 1976, на который пришлись первые гастроли ТМ в Киев, ему был 1 год и один месяц. Я не считаю одного года в “утробе”, когда в подготовке первоапрельских программ в 1974, 1975 проходило его творческое формирование.

В Киеве я был с театром в 1977 и уже грелся в лучах славы от его первых гастролей.
Позднее у нас было много разных программ и концертов. В Ленинграде зимой 1981 ТМ выступал на Днях физиков в актовом зале Политехнического института. Я пел “мужские” песни из спектакля “Ирония судьбы или снова пара” и очень волновался по двум причинам. В 1917 на этой сцене мой тезка провозгласил победу Социалистической революции, а сразу после того, как я спросил у Гаусса про стипендию, на сцену выходил известный бард Александр Дольский.
Нам выделили на программу минут 40, а она шла больше часа - публика нас не отпускала, а организаторы волновались за Дольского, который дольше обычного разыгрывался во внутренних помещениях. Были выступления перед олимпийскими сборными в канун Олимпиады-80 и все самые большие сцены г. Минска.

Но концерты в Киеве, а также все, что было до и после них - это просто невероятные эмоции и обрушившаяся на наши еще не окрепшие плечи слава Паганини, Битлз и Песняров вместе взятых.
Все что сказано тобой переживали мы по другую сторону событий. Мы были в восторге от всего: от “толпы фанатов”, которая нас сопровождала от концертного зала до общежития, от наплыва гостей в огромную комнату с вареньем и магнитофонами для записи всего, что мы говорили и пели. Киев стал для меня любимым городом невероятно гостеприимных открытых людей, утопающим в цветущих каштанах и майском солнце. В три пары мы проходились “левым вальсом” по ночному Крещатику и искали какую-то “жабу’, которая должна была открыться где-то на Владимирской горке. Помнится много гостей от родственных факультетов из разных городов, республик. Мы говорили и пели на разных языках и наслаждались этим разнообразим. Как не парадоксально, но наивная песенка “Постой паровоз”, спетая вначале россиянами на русском, а затем - украинцами и белорусами на украинском и белорусском, подключившимися к состязанию “У кого смешнее”, может быть визитной карточкой той атмосферы.
Атмосфера с тех пор существенно изменилась. Видимо, проблема климатических изменений является не самой важной, а может быть значительно глобальней чем мы думаем.

Хотелось бы услышать и собрать воспоминания других свидетелей и участников тех событий.
Прежде всего Сергея Носкова ну и, конечно, бессменного главрежа театра Игоря Галкина.
- И юных лет, и старых песен мотив не должен забываться!

Владимир

 

Музыкально-развлекательный портал ФПМ-ШАНСОН – задушевное место встреч выпускников ФПМ всех времён и народов
©  1970-2015   ФПМШАНСОНкак  необычайное  явление

      Контактный  e-mail :    info@fpm-shanson.ru

      Редактор, вебмастер, админ : Александр Иванов

      Песни, музыка и связи :    Владимир  Малюгин

      Литературная  казуистика :    Борис  Железко



        Авторские права охраняются законом

        Версия проекта 1.3  –  5 апреля 2015 г.